icon_gotop
18+
autorisation
Войти | Регистрация
Рекламный баннер 990x90px top

Галактика светлой души

2014-05-05

Много, как говорится, воды утекло с тех пор. Но смотрю я на моего собеседника: ну нисколько он не изменился. Проработав более сорока лет на руководящих должностях, он умудрился сохранить удивительно искреннюю непосредственность в проявлении эмоций и неподдельный интерес к любой возникающей в ходе беседы теме. А потому и темы появлялись живо и буквально по любому поводу…

Василий Иванович Белоус. Одно только его имя сразу настраивало разговор на добродушно шутливый тон, который собеседник, обладая тонким чувством юмора, ничуть не останавливал. Но чем дальше уходил разговор в историю родословной собеседника, чем глубже затрагивались темы событий, связанных с его малой родиной – Украиной, – тем серьезнее он становился.

…Он родился 16 августа 1928 года в селе Гуляйполе, но не в том, что в Запорожье (родине колоритнейшей и противоречивейшей в истории Украины личности – батьки Махно), а недалеко от Черкасс и в 200 км от Киева. До сих пор не выветрились из памяти Василия Ивановича красоты тех сельских мест. Богатая черноземом земля щедро отзывалась на нелегкие заботы трудолюбивых земледельцев. Семья Белоусов (в тридцатые годы их стало пятеро – родители и трое детей) жила, как и все их односельчане, весело и дружно.

– В 1933 году появились колхозы, – вспоминает Василий Иванович, – родители трудились в колхозе, а мы, дети, помогали им на подворье. Свои земельные наделы тоже были немалыми: сеяли рожь, пшеницу. А по мелочи – кто во что горазд: арбузы, дыни, подсолнухи, помидоры… Условия в наших местах такие, что все растет как на дрожжах. В каждом дворе держали уток, кур… ну и, конечно, свиней... Особенно после войны хорошо зажили. Как какой праздник – тут же большой стол, горилка, красивые напевные песни. Даже когда в лихие 90-е годы колхозы начали распадаться, каждая семья, получив земельный пай и сдавая его в аренду фермерам, обеспечивала себя очень даже ощутимой добавкой к невысоким зарплатам и пенсиям… А с недавних пор все пошло наперекосяк. Брат с сестрой живут в Черкасской области, дочь с семьей – в Одессе, племянники – в Киеве. Я с ними постоянно созваниваюсь. Очень все обеспокоены сложившейся ситуацией. И мы с женой за них переживаем.

А на мой вопрос о возможности выезда родственников из Украины его жена, Любовь Ивановна, до этого тактично молчавшая, эмоционально вступила в наш разговор:

– Да они ж…эти новые власти, никого туда не впускают и не выпускают. Прилетел самолет из Москвы в Киев… Они его несколько часов продержали, а потом, не выпустив ни одного человека, отправили назад. Или вот внук рассказал по телефону, как его приятель поехал в Москву по каким-то своим студенческим делам. А когда возвращался домой, то его с поезда сняли украинские пограничники. Родители в шоке. Сам паренек каждый день звонит домой и плачет: у него ведь – ни денег, ни крыши над головой…

…В школе Вася проучился семь лет… Война прокатилась по селу ревом моторов и визгом «реквизируемых» фашистами поросят. Немцы в селе не задерживались, а потому местные жители ощущали смену власти только по запрету на всякую общественную деятельность (закрыты были школы, здравпункты, предприятия) и безраздельное самоуправство полицаев – новых хозяев жизни.

– По сути, – неожиданно проводит аналогию Василий Иванович, – это были те же люди, что сейчас в Украине – бойцы с Майдана.

Малообразованные и слабохарактерные, неприспособленные к нормальной жизни, они, вдруг волею судьбы поставленные «на руководство», немедленно начинали выказывать всю свою затаенную на общество злобу.

Фашисты, устремленные к центру России, считали Украину своим тылом, и их очень не устраивало любое противодействие со стороны местных жителей. По малейшему поводу проводились показательные массовые расстрелы, сжигались дотла населенные пункты, подозреваемые в связях с партизанами. И особенно свирепствовали бандеровцы.

Теперь, после открытия секретных архивов ФСБ, у историков появились неопровержимые доказательства того, что именно бандеровцы были причастны почти ко всем проводимым немцами на территории Украины карательным операциям.

О пережитом ужасе нашими братьями-славянами тех лет красноречиво говорят такие факты: на начало войны в УССР проживало 41,5 млн. человек; после ее окончания – 27,4 млн. человек; в ходе войны было разрушено 700 городов и 28 тысяч сельских поселений; материальные потери Украины составили 40 процентов всех материальных потерь СССР.

…В 1945 году семнадцатилетнего Василия направляют в Донбасс, на одну из угольных шахт, в ФЗО. Это, по сути, уже был призыв на военную службу, потому что учеба в подобном учебном заведении (а потом и работа с временным освобождением от армии) имела тот же безусловно дисциплинарный режим. Ну, а в 1949 году его призвали в армию и направили в Москву в распоряжение МВД для охраны объектов специального назначения.

Вот с этого момента судьба украинского хлопца пошла по крутому зигзагу, заставив сделать непростой выбор. Он теперь и сам не может объяснить, почему ему, с детства привыкшему к непростому сельскому труду, захотелось вдруг вопреки своему миролюбивому характеру пойти на службу в оперативные органы. Отслужив положенный срок, по армейскому направлению Василий поступает в Вильнюсскую школу МВД и в 1956 году получает направление на Урал – в Тавду (оперуполномоченным оперотдела управления ИТЛ и К).

Молодого энергичного оперативника сразу бросают на самые запутанные дела. Он, по-крестьянски обстоятельный и вдумчиво дотошный, несомненно, приобретает тот деловой авторитет, какой помог ему впоследствии стать руководителем крупнейшего подразделения ИТУ на Урале. В Тавде он поступает и в 1963 году заканчивает среднее юридическое училище МВД. И тут же получает направление в Бисерть, где от начальника оперативного отдела быстро вырастает до начальника колонии.

К этому времени Василий Иванович успевает обзавестись семьей. Со своей Любашей – Любовью Ивановной – они с 1959-го до сих пор в радостях и горестях идут рука об руку. В этом году будут праздновать «изумрудную» свадьбу. И именно жене новое место их жительства так понравилось, что она долго не соглашалась впоследствии переезжать в Краснотурьинск.

Но служба есть служба. В 1971 году по окончании Высшей школы МВД В. И. Белоус получает направление в наш город начальником ИТК-3.

Я хорошо помню то время. После ухода на пенсию энергичного, с явно выраженным холерическим характером С. В. Иванова приход уравновешенного со «сталинской сангвиникой» нового руководителя вначале всех нас обманул ощущением некоего ослабления жесткости дисциплинарного духа деловых отношений в коллективе. Но уже после первых оперативок и служебных совещаний эти ощущения бесследно испарились.

Василий Иванович Белоус редко выказывал свои эмоции. Но его слова имели такую магическую силу, что, даже сформулированные в виде просьбы, они воспринимались как рекомендация к немедленному исполнению. Он, как и весь наш начсостав, имел явные задатки «трудоголика». В те, как сейчас говорят, «застойные времена», производство ИТК работало круглые сутки, практически без выходных. И руководители колонии отлучались домой только для того, чтобы поспать и привести себя в порядок.

Конечно, производство для начальника учреждения было серьезной долей его забот, но не главной. Содержание большого количества (в иные годы число контингента доходило до 2,5 тысячи человек) осужденных в режиме категории «строгий» с соблюдением всех необходимых норм законности и с удержанием оперативной обстановки в требуемых спецификой рамках – это все обеспечивалось высоким профессионализмом руководства и полной самоотдачей. В колонии случались порой локальные проявления ЧП, но в целом обстановка всегда была под строгим контролем соответствующих служб.

Василий Иванович, хозяйственник по натуре, большое значение придавал строительству хозслужб и развитию инфраструктуры мест проживания спецконтингента. А средства для этого привлекал из неуклонно увеличивающего свои объемы производства. Он потому и поощрял производственные руководящие структуры, давая им полную самостоятельность и всячески их поддерживая, что получаемая прибыль производства помогала улучшению быта осужденных.

В. И. Белоус был и в городе заметной личностью. Он трижды избирался депутатом городского Совета. Как руководитель учреждения принимал участие в различных городских хозяйственно-культурных кампаниях. Охотно откликался на просьбы городских властей по оказанию помощи при строительстве и обустройстве тех или иных объектов. Так, мебельными щитами колонии облицовывались горком КПСС, городской Дворец культуры, Дворец пионеров и школьников, городской музей, железнодорожный вокзал, банки, школы, детсады. Ремонтировались автодороги в поселке Кирпичном и в направлении коллективных садов.

…На пенсию он вышел в 1988 году в звании полковника внутренней службы. Но разве могла его неугомонная душа успокоиться в отрыве от коллектива? Еще несколько лет Василий Иванович трудился в колонии на должностях технолога техотдела и мастера стройгруппы, продолжая достраивать то, что не успел в должности начальника. А в 1993 году его (65-летнего пенсионера!) приглашают на работу в Краснотурьинское КЛПУ МГ на должность начальника службы безопасности, где он проработал еще 11 лет.

…Он, конечно, сдал немного за последние годы. Очень подкосили уход из жизни любимой младшей дочки Светланы и красавицы внучки Ксюши. Он теперь вместе с его верной и очень его понимающей Любашей живут почти ежедневным общением со старшей дочерью Леной и следят за всеми сообщениями по ТВ из Одессы. Огорчаются, что все меньше становится шансов попасть в этом году на Украину, куда они до последнего времени ездили ежегодно.

По состоянию здоровья супруги Белоус оставили сад, в котором раньше души не чаяли. И теперь Василий Иванович много читает. «И что читаете?», – поинтересовался я, полагая услышать что-нибудь про детективы или политику. «Литературу по астрономии…» – на полном серьезе ответил он, добавив, – хочу в подробностях разобраться в образовании галактик и возникновении новых планет…».

Борис УГЛИЦКИХ.

 

 

702

Оставить сообщение:

НАШИ ПАРТНЕРЫ