icon_gotop
18+
autorisation
Войти | Регистрация
Рекламный баннер 990x90px top

Моря и горы Крыма нам доступны

2014-09-22

Александр НИКИШОВ
//ФОТО: Александр НИКИШОВ

Часть первая. Командировка в юность.
Часть вторая. Зазеркалье Крыма: тень наследия.

Но не все так плохо на просторах Изобильного. Пройдя сквозь дубовую рощу, я очутился на совхозном футбольном поле, где мы юношами проводили матчи с москвичами и местными мужиками. Газон был подстрижен, что вызвало мою дополнительную радость и воспоминания.

За полем возвышался Дом культуры с действующей, кстати, библиотекой. И кружки кое-какие сохранились, так что занять подростков есть чем. Поддерживается состояние памятника местному учителю Григорию Андреевичу Романенко, расстрелянного гитлеровцами за связь с партизанами. Позднее мне показали и дуб с табличкой, у которого была совершена казнь патриота.

А вот экономически, после крушения и растаскивания совхоза по частям, село живет не так сплоченно и независимо, как в советские времена. Упор сделан на выживание, то есть на личное хозяйство. Люди разводят кур и гусей, держат овец и коров, разводят свиней.

Мой новый знакомый Саша Правшин сделал упор на выращивании огурцов, расширил тепличные площади, и к нему за продукцией приезжают даже из соседних сел.

Еще больший пример жизнелюбия и созидательной деятельности я увидел на одном из участков соседней улицы – в новых владениях семьи краснотурьинцев. Да-да, мир тесен. Три года назад население нашего города обеднело еще на двух талантливых людей. Чета Тетеревковых из бывшего металлурга Александра и работника культуры Ольги совершила решительный и бесповоротный шаг, сменив уральскую прописку на прелести Изобильного. Адаптация немолодых уральцев происходила через труд.

Поскольку купленная земля была неухоженной, а строения разваливались, Александр засучил рукава. Провел новый водопровод, построил баньку, летний душ и туалет, воздвиг забор из кирпичей белого ракушечника, обустроил песочницу, декоративный прудик с сухим ручьем к нему, а через него перебросил рукотворный каменный мостик.

Из старых посадок сохранили лишь могучий грецкий орех, к которому прикрепили турник и двое качелей. Зато посадили персик, грушу, сливу, черешню, яблони, абрикосы, гранат, хурму, инжир, чернослив, нектарин, миндаль. К прежнему, вьющемуся над головой винограднику, добавили скороспелые сорта винограда, чтобы приезжающие из Питера дети и внуки могли полакомиться до отъезда.

Ольга развела целый розарий, дополнила цветущий уголок такими декоративными растениями, как казацкий можжевельник, кипарис, гибискус нескольких видов и леонкоранской акацией.

Учитывая дороговизну сжиженного газа, Александр занимался доставкой дров (обычно из дуба) и пламенного антрацита, по душевному зову запасал грибы – однобочки (аналог опят) и шампиньоны, рыбачил, привозя журавку, пелингаса, кефаль, бычка. В общем, и в новой для себя среде он воплощал образ крепкого хозяйственника.

Но, памятуя о том, что Саша спортсмен и конжаковец (участвовал в пяти первых марафонах «Конжак» как бегун, волонтер на подготовке трассы и на марафоне), я не без оснований надеялся на осуществление своего замысла. Мне хотелось вытащить друга от повседневных забот в чистые бирюзовые выси и прозрачные аквамариновые глубины. В планах были посещение Голубой бухты в Севастополе и восхождение на Ай-Петри.

Наши желания совпали. В багажник старенькой «Шкоды» забросили палатку, спальники, газовую горелку, котелок, кроссовки, и машина помчала нас на юг. Менее трех часов понадобилось нам, чтобы достичь побережья Черного моря, где каждый камень окроплен кровью воинов-защитников и освободителей. Мы и начали знакомство с Городом-героем, шагнув на территорию историко-мемориального комплекса «35-я береговая батарея».

– А вот и голубая мечта твоей юности и зрелости! – воскликнул мой спутник, показывая рукой на открывающуюся с обрыва панораму.

– Точно! – только и смог ответить я, ощущая усиленное биенье сердца.

Далеко внизу несколько лазурных язычков облизывали разбросанные черные скалы и прижимались к бело-желтым кручам из ракушечника. Да, я очутился, наконец, на месте съемок легендарного отечественного шедевра «Человек-амфибия». В голове проносились беспорядочные мысли и факты. О том, что даже Голливуд и Уолт Дисней не осмелились экранизировать роман Александра Беляева из-за сложности подводных съемок, а Чеботарев и Казанский смогли. Более полувека назад. О том, как идеально глаза Ихтиандра соответствовали цвету морской воды, а глаза Гуттиэре – небесной лазури. О закономерности того, что главную роль исполнил Владимир Коренев, родившийся в Севастополе в семье настоящего моряка – контр-адмирала. О неповторимой самой чистой и романтичной паре советского кино в лице Коренева и Вертинской. О том, что все же можно дважды войти в одну и ту же воду – ведь здесь ничего не изменилось!

Мы до одури плавали над прозрачными глубинами Голубой бухты, опускались ко дну, доставая на память камушки. Бороздили поверхность над местом, куда ныряли Ихтиандр, Санчес и другие ловцы жемчуга. Мы сплавали на островок с вмурованной железной балкой, который отлично виден во время повторного знакомства главных героев на празднике у Черных скал.

Вот тут-то, ныряя с него, я нечаянно оставил в водах платок, надетый на голову от жары по-папановски (помните, в таком он был на даче в художественном фильме «Берегись автомобиля»). И, только доплыв до берега, обнаружил пропажу. Что ж, значит, и мне суждено было что-то оставить вседержителю местных глубин. Ведь он, без сомнения, все еще там плавает – герой нашей юности, покоритель двух океанов – воздушного и морского…

Дальше наш путь пролегал к горе Гасфорта, где намечалось XIV международное «Байк-шоу-2014», посвященное воссоединению Крыма и Севастополя с Россией. Сюда из Москвы приближалась колонна байкеров со всех уголков страны, из Америки летел Стивен Сигал с группой Blues Band, здесь уже ждали более десятка звезд русского рока и соискателей титула чемпиона мира по боксу. Путь оказался непростым… 

Часть четвертая. Ночи и дни Севастополя.

 

Байкеры со всей страны
приехали на 35-ю батарею
Мемориальная доска,
установленная на 35-й батарее
   
Бронемашина, возглавлявшая колонну
байкеров 
На 35-й батарее - всегда
живые цветы 
   
Повышенный интерес вызывал
Серебристый гонщик 
Чудо-техника, преодолевшая
тысячи километров 
   
 После байк-шоу наш путь лежал
к Ай-Петри, где  снимались сцены
Кавказской пленницы
Счастливый дед -
Александр Евгеньевич Тетеревков 
   
На фото вверху: Комплекс лагун на южном берегу Севастополя. Самая ближняя - Голубая бухта.
4857

Оставить сообщение:

НАШИ ПАРТНЕРЫ