icon_gotop
18+
autorisation
Войти | Регистрация
Рекламный баннер 990x90px top

СМЕРТЕЛЬНЫЙ ПРИГОВОР ДЛЯ ДРУГА

2013-09-06

СМЕРТЕЛЬНЫЙ ПРИГОВОР ДЛЯ ДРУГА

Марина КАРПИНСКАЯ 

Боже, спаси меня от друзей,

а с врагами я и сам справлюсь

                                          Вольтер. 

Явка с повинной

9 августа. Пятница. Девять утра. Краснотурьинский следственный отдел напоминает муравейник. Сотрудники отдела печатают документы, две женщины пишут исковое заявление, мужчина пришел получить справку. Для постороннего взгляда – суета, неразбериха, на самом деле – обычная рабочая обстановка.

В кабинете старшего следователя Крючкова шесть человек – сам Игорь Александрович, напротив него на стуле сидит Сергей Я., подозреваемый в убийстве, справа от него адвокат, в качестве стороннего наблюдателя практикант следственного отдела и я, автор этих строк. Высокая концентрация напряжения, волнения и отчаяния, кажется, заполняет все пространство небольшого кабинета. Даже дышать тяжело.

Сторона обвинения представляет явку с повинной, в которой мужчина чистосердечно признается в совершении убийства и готов показать место, где спрятан труп убитого им человека. Вообще, покаяние убийцы – случай особенный. Конечно, по здравому смыслу, человеку, преступившему закон, разумней всего вовремя одуматься и повиниться, чтобы тем самым облегчить свою участь и получить меньшее наказание. Но преступники не очень-то любят являться с повинной. Надеются замести следы, перехитрить правосудие. Загнанный в угол неопровержимыми доказательствами преступления, установленными следователем, Сергей Я. понял, что рано или поздно следователь все равно докажет его вину, и пусть и не сразу, решился придти с повинной.

Допрос фиксируется на видеокамеру.

Подозреваемый – 49-летний житель Волчанска Сергей Я. Женат, воспитывает двоих малолетних детей. Имеет две судимости. В последний раз был осужден в 1997 году Карпинским городским судом по ст. 158 ч.2 и приговорен к четырем годам лишения свободы. Отбывал наказание в ИК-47, освобожден условно-досрочно в 2000 году.

До начала допроса следователь Крючков разъясняет подозреваемому его права, предусмотренные уголовно-процессуальным кодексом и ч.4 ст. 46 УК РФ, ст. 51 Конституции РФ.

– Сергей Евгеньевич, сегодня от вас поступило заявление о явке с повинной. Явка с повинной написана вами собственноручно?

– Да.

– Вы ее писали добровольно?

– Да.

– Давление кого-либо при написании явки было?

– Не было.

– В связи с чем вы хотите сознаться в совершенном преступлении?

– Сколько ни бегай, все равно придешь домой. И дети… Да и в себе это все держать я больше не могу.

– Почему раньше не сознались?

– Боялся.

– В чем вы хотите сознаться?

– Хочу от начала и до конца рассказать все по убийству Прудовского.

– Допрашиваетесь вы в качестве подозреваемого. Избранная в отношении вас мера пресечения – подписка о невыезде.

В ходе дачи показаний Сергей Я. признается: чтобы уйти от ответственности, ранее по этому делу давал ложные показания.

От волнения подозреваемый не может понять с первого раза суть некоторых вопросов следователя, отвечает невпопад. Игорь Александрович терпеливо переспрашивает. Несколько слов заслуживает сам следователь. Майор юстиции Игорь Крючков – старший следователь Краснотурьинского межрайонного отдела Следственного управления Следственного комитета РФ по Свердловской области. По итогам работы 2011 года занял второе место по Свердловской области в конкурсе «Лучший следователь» среди коллег, имеющих стаж работы свыше трех лет. Главные достоинства Игоря Крючкова, определяющие его высокий профессионализм, – исключительные аналитические способности и умение понять психологию преступника.

Всматриваюсь в лицо подозреваемого – Сергея Я.. Красивый мужчина в самом расцвете лет. Высокий. Крепкий. По его внешнему виду невозможно предположить, что этот человек способен на убийство.

Жесты и мимика лица выдают глубокое волнение, мне даже кажется, – раскаяние. Всем своим видом напоминает подростка, который не знает, как вымолить прощение за проступок. Но прощения ему быть не может… 

«Туда не ходи, совсем мертвый будешь!»

Следователь Крючков просит подозреваемого рассказать все детали знакомства с убитым им Прудовским.

Простая история жизни двух мужчин, не ищущих легких дорог, своим трудом зарабатывающих на хлеб насущный, которая закончилась так нелепо и жестоко:

– Познакомились мы лет десять назад, когда вместе работали у газовиков. По вахтам ездили. В 2011 году он занял у меня деньги в размере одного миллиона рублей. Он тогда на работе «попал» за хищение солярки. Чтобы не посадили, пришлось ему откупаться от милиции в Приморье. В общем, с 2011 года по сегодняшний день он мне должен был два миллиона – на покупку квартиры у меня брал, потом на машину. Я при каждой встрече его спрашивал: когда деньги отдашь?

Купил он дом неподалеку от меня. Жили рядом, работали вместе. Тут как-то приходит он ко мне с предложением: «У меня есть вариант: взять деньги в СКБ-банке и вложить в МММ. С этих денег можно за месяц сделать два миллиона». Взяли мы с ним кредит по одному миллиону 250 тысяч рублей. Нашли напарников себе. У него были там Ксюша с Тоней, которые рассказали, что за счет доходов с МММ живут уже года три-четыре. Описывали в красках, как они на эту прибыль уже и машину, и квартиру купили, и все такое. Мы перечислили все деньги на Ксюшину банковскую карту. Это было в мае 2012 года.

Потом он говорит: «Я продаю дом, мне срочно надо уехать». Он собрался перебраться поближе к Краснотурьинску. Продает он дом – я молчу. Думаю, сейчас долг вернет с продажи дома. Намекнул, мол, сейчас стройка у меня начнется, мне нужны деньги. Смотрю, куда-то пропал.

Приезжает он ко мне в сентябре-начале октября. Спрашиваю: «Ты где был?». «Я, – говорит, – с Владивостока, смотри, какую машину пригнал». Я опять ему про долг напомнил. Он совсем исчез. С октября он ко мне больше не приезжал. Раза два-три я сам был у него дома здесь, в Краснотурьинске на съемной квартире. В остальном общались только по телефону. Стал он потихоньку отдаляться от меня. Как-то в очередной раз спрашиваю его про долг, а он мне в ответ: «Ты заколебал меня с этими деньгами. Я тебе расписку давал?». Я ему: «Ты че запел не так?». Потом созваниваемся как-то с ним, мол, надо на работу устраиваться, деньги зарабатывать. Я на тот момент дома уже более полугода просидел. Собрались устраиваться в контору на четвертом. Они набирали на работу в Югорск. Нас уже принимали. Договорились 13 декабря в семь вечера съездить туда еще раз. Он приехал ко мне на своей машине, поставил сумочку на кухонный стол. Я спрашиваю: «Ты, наверное, деньги мне привез?». Он отвечает: «Ты заколебал меня со своими деньгами». Достает банковскую карточку и кидает ее мне в лицо. Спрашиваю:

– Сколько тут?

– Сто тысяч!

– А почему сто?

– А че, тебе это мало? Щас я тебе еще принесу!

Выскочил он на улицу, хлопнув дверями. Я открыл его сумочку, осмотрел ее, кроме документов в ней ничего не было. Через мгновение он возвращается. Слышу выстрел. Как потом оказалось, выстрелил он в подпол, который на тот момент был открыт. Меня затрясло, в руках – сумочка. Он кричит: «Ты че в ней лазишь? Тебе еще деньги надо?» Заряжает в обрез два патрона. Взводит. Думаю, все, хана мне! Он кричит: «Какие деньги тебе еще нужны, где я тебе их возьму?» Я бросаю сумку из рук, понимаю, что сейчас убьет, хватаюсь за ствол, вырываю его, а как уж потом все получилось – не помню. Выстрелил в него два раза, бросил обрез.

Пальцы следователя легко и ловко перебирают клавиши на клавиатуре компьютера, фиксируя в протоколе каждое слово подозреваемого.

А я вдруг явственно ощущаю всю временность, эпизодичность нашей жизни и ужас от нелепой человеческой трагедии. Живешь-живешь – и нет тебя. Что-то непостижимо тягостное разливается в воздухе.

Наконец следователь Крючков объявляет, что через несколько минут оперативно-следственная группа вместе с Сергеем Я. и его адвокатом выедет на проведение следственного эксперимента. Пока он решает по телефону последние организационные вопросы с водолазами и МЧС, потрясенная только что услышанным рассказом, выхожу из помещения. Вдыхаю воздух полной грудью. Рядом нервно курит Сергей Я.. Плюю на все правила приличия и закуриваю следом. «А вы тоже криминалист?» – голос Сергея заставляет меня вздрогнуть. Теряюсь в поисках ответа… «Ну… Почти…»

Один за другим на улицу выходят сотрудники следственного отдела. «Разбивайтесь по машинам. У нас их три», – командует старший следователь, распутавший эту закрученную историю почти с нуля. 

Продолжение следует. 

3082

Оставить сообщение:

НАШИ ПАРТНЕРЫ