icon_gotop
18+
autorisation
Войти | Регистрация
Рекламный баннер 990x90px top

Теплый свет доброты

2013-11-25

Председатель совета ветеранов исправительной колонии № 3 Раиса Савовна Гель, которая в марте этого года отпраздновала свое 75-летие, имеет и стаж работы в органах системы наказания (в это трудно поверить) – юбилейный: 50 лет. И глядя на эту энергичную, миловидную женщину, которая много лет несет на себе огромный воз общественной работы, слушая ее жизненное повествование, не устаешь поражаться ее неукротимой жизненной силе, которая помогла ей выстоять в тех условиях, где сломались бы многие из нас.

…Сейчас, когда внимание россиян приковано к политической ситуации у наших соседей, наших братьев по крови – украинцев, когда с болью в сердце мы следим за все более ухудшающимися нашими отношениями, вольно или невольно возникает вопрос: «Как такое могло произойти?». Неужели, живя веками бок о бок, мы не научились понимать друг друга и прощать, если даже когда и ссорились. Неужели нас не сблизили общие беды, какие выпали на нашу долю в годы коллективизации и Великой Отечественной войны?

Раиса Савовна родилась в 1938 году в селе Берестечкового района Волынщины, в 40 километрах от Львова. Эти многострадальные территории в тот год были территориями Польши. В 1939 году они снова отошли к нашей стране…

А люди и не ждали особых перемен. Тяжелый, беспросветный крестьянский труд не менялся и не зависел ни от каких властей. Плодородный чернозем и благоприятный климат способствовали урожаям, но взращивающие его труженики жили на пределе человеческих сил. «Садили и обрабатывали огромные поля сахарной свеклы, – рассказывает Раиса Савовна, – а еще у нас было свое подворье… Целый день родители были заняты своим извечным крестьянским трудом…

Однажды мама меня, шестилетнюю девочку, повела на луг пасти корову. Привела и хочет уйти, а я в рев, кое-как меня успокоила. А когда вечером вернулась, глядит: я стою на том же месте, лицо красное от слез, а корова – рядом, голодная. И на глазах ее – тоже слезы».

Маленькой Рае было три годика, когда в село вошли немцы. Отец был мобилизован в первые дни войны и сразу же пропал без вести (уже после войны дошло до семьи известие, что он умер в одном из фашистских концлагерей). В ее памяти остались о тех годах лишь обрывочные воспоминания: вечный голод, тревога и постоянный страх.

В 1944 году после сильной бомбежки село от немцев было освобождено. Но восстанавливать порушенное войной хозяйство было некому. Раиной маме повезло: ее взял в жены вернувшийся с войны фронтовик. Но жизнь налаживалась очень непросто. Сразу после войны, с началом коллективизации, начало набирать силу бандеровское движение «за самостийную Украину». Бандиты, прятавшиеся в лесах, убивали сельских активистов и членов их семей, жгли дома, уводили скот. Малочисленные отряды милиции едва успевали реагировать на их вылазки. А тут еще погода начала преподносить свои сюрпризы. В 1946-47 годах из-за сильнейшей засухи по всей Украине прошелся своей жуткой косой очередной «голодомор», выкосивший многие десятки тысяч жизней.

И все же жизнь брала свое. Потихоньку стал крепнуть колхоз. В селе, где росла Рая, был построен добротный по тем временам заводик по переработке овощей и фруктов. Труд был так же беспросветен, но уже от голода никто не умирал. Взрослые до сумерек трудились на колхозных полях, дети помогали им управляться с подворьем. «И когда мы смогли снова ходить в школу, я, помню, очень обрадовалась, потому что только там могла отдохнуть от тяжелой и постоянной физической работы. У нас в семье было трое детей, а я была старшей», – вспоминает Раиса Савовна. В селе была только четырехлетка, а потому в пятый класс Рае пришлось ходить в соседнее село Браны. А в группе ребятишек, каждый день в любую погоду топающих в далекую школу, был паренек, обыкновенный, казалось бы, ничем не привлекательный…

Звали того паренька Петром, и был он старше Раи на три года. Петя Гель был хлопцем основательным. После окончания десятилетки поехал во Львов и поступил в лесотехнический институт.

…И детская дружба постепенно и как-то незаметно переросла в любовь. Раиса после школы, окончив шестимесячные курсы руководителей художественной самодеятельности, была принята на работу заведующей клубом в родном селе. Она освоила игру на баяне, преподавала в школе сольфеджио. «Какие это были чудесные годы! – вспоминает она сегодня, – все наши селяне – от мала до велика – тянулись в клуб, какие мы устраивали концерты…». И те редкие встречи, которые удавались молодым влюбленным, конечно же, светлой канвой вплетаются в те воспоминания.

В 1957 году, когда Петр оканчивал институт, молодые решили пожениться. На веселую сельскую свадьбу приехала вся студенческая группа Петра, собралось все село. Цвели яблони и груши. Играли гармошки, звенели раздольные напевные украинские песни.

А уже на следующий год молодожены засобирались в дальнюю дорогу: Петр, как молодой специалист, получил направление на Северный Урал. И не просто в приполярную тайгу, а в особую территорию лесозаготовок, которую в официальных документах называли «Ивдельлаг».

«Почему нас с мужем туда послали, я и сейчас понять не могу, – перебирает задумчиво пожелтевшие от времени фотографии Раиса Савовна, – но мы и думать не могли о том, чтобы просить о замене направления: ведь мы были комсомольцами. Хотя я и была уже беременна».

Петра Михайловича назначили техноруком в лагпункт Н-240 (строгий режим), расположенный в поселке Северная Талица. Им выделили комнатушку в бараке, в ней только и можно было поставить стол, шкаф, кровать и ящик, который сколотил сам Петр, чтобы спать на нем, не раздеваясь, в промежутках между дежурствами. «Природа, куда нас привезли, была необыкновенной красоты, – вспоминает Раиса Савовна, – девственная тайга, ягоды, грибы, хариус в местной речушке». И тяготы быта для молодой украинской дивчины оказались не такими уж смертельно непереносимыми. Она, устроившись бухгалтером продстола лагпункта, даже после рождения дочери умудрялась работать по согласованному с начальством разорванному графику. И при этом успевала готовить пищу для семьи, убираться по дому, стирать на речке белье.

А Петр оказался прирожденным организатором. Освоив специфику производственных отношений с осужденными, он стал хорошо заметен в учрежденческой обойме кадровых резервов. Он, как будто бы учил те мудрые учебники, где все написано про тайные пружины воздействия на людские души.

«…Ему не сразу все блатные вняли,

Хранители устоев штафняка,

Но с ним столкнувшись, для себя узнали,

Что и на них есть твердая рука.

Когда начальничкам не шибко умным вскоре

Пришел на смену новый человек,

Не ждали для себя мы лучшей доли,

Но знали, беспредел ушел навек.

От многого пришлось нам отказаться:

Манер блатных, ужимок, пошлой речи.

Самим себе боялись мы признаться,

Что стали лучше, устремленней, крепче…»

Такое вот стихотворное послание получил однажды Петр Михайлович из Москвы от одного бывшего своего «подопечного», а ныне уважаемого в деловых кругах человека, любящего и любимого мужа, отца, дедушки. Оступился по молодой глупости тот человек, покатился по наклонной. «А потом как будто бы кто в бок толкнул, – написал он в одном из своих писем, – когда узнал Вас ближе».    

В 1960 году его аттестуют и переводят начальником колонии в лагпункт Бор (Шипичное отделение). С тех пор заметно улучшаются и бытовые условия семейства Гель. Теперь они переезжают в 2-комнатную квартиру в домик «финского» типа, заводят кур и козу, разрабатывают возле дома огород. Раиса Савовна, окончив заочно к тому времени Талицкий лесотехнический техникум, устраивается в колонии экономистом в плановый отдел.

Потом в их жизни был переезд в поселок Тахта (1965 год), где Петр Михайлович работал начальником колонии-поселения УЩ 349/36. Ну, а в 1970 году они оказываются в Краснотурьинске.

…В наш город семья Гель приехала уже вчетвером: в 1965 году у них родился сын Юра.

С 1970 по 2000 год (до выхода на пенсию) Петр Михайлович Гель трудился в учреждении УЩ 349/3 (колонии строгого режима) заместителем начальника по производству. Кто знаком с технологией производства бытовой мебели (да еще в довольно серьезных даже по нынешним меркам масштабах), тот поймет неимоверные каждодневные заботы его руководства. Лесосырье завозилось с собственных делян. Собственными силами производили столярные щиты и древесно-стружечную плиту для корпусной мебели. В конце 80-х годов стали осваивать металлообработку и гальванику. Производили торговые павильоны и бензозаправочные передвижные станции. Продукция колонии имела спрос не только в области, но и далеко за ее пределами. Годовой объем реализации продукции был сопоставим с объемами ведущих предприятий страны с аналогичным профилем производств.

Мне, автору статьи (а в то время молодому специалисту), довелось несколько лет проработать под руководством этого удивительного, добросердечного человека. Он, как и всякая неординарная личность, имел такой характер, что даже близко знающие его люди не могли с точностью прогнозировать его реакцию на те или иные события. Он был до беспощадности строг и суров в вопросах дисциплины. И в то же время – до сентиментальности отзывчив к чужой беде. Он не терпел вранья и подхалимства, не жаловал наушничество, лицемерие, пустозвонство. Зато уважал людей творческих, имеющих собственное мнение, ставящих интересы производства выше собственных.

Петр Михайлович ушел на заслуженный отдых в звании подполковника внутренней службы, имея за плечами 42 года трудового стажа.

…Раиса Савовна, проработав в колонии экономистом планового отдела, ушла на пенсию в 2008 году.

Какие только общественные поручения она не выполняла за годы работы в учреждении ИТК-3. Много лет Раиса Савовна избиралась в руководящие органы профсоюзного комитета. Когда она отвечала за культмассовый сектор, колония неизменно побеждала на разных смотрах-конкурсах художественной самодеятельности, когда она возглавила ветеранское движение, – работа совета ветеранов стала заметна даже на региональном уровне. За свой многолетний труд она награждена медалями и множеством грамот. Имеет звание «Ветеран труда».

Раиса Савовна воспитала заботливых и внимательных детей, которые, как и их родители, связали свою судьбу с органами системы наказания. Двадцать лет проработала в Краснотурьинской воспитательной колонии Лариса Петровна, уйдя на пенсию в звании капитана.

Тринадцать с половиной лет – стаж Юрия Петровича, дослужившегося до звания полковника.

Муж Ларисы Петровны – Валентин Павлович Васеньшев – отслужил в учреждении УЩ 349/3 17 лет и ушел на пенсию в звании майора.

Сын Юрия Петровича – Роман Гель – служил в органах МЮ семь лет в звании лейтенанта.

Дочь Ларисы Петровны – Ольга Валентиновна Еремеева – служит в органах МЮ 12 лет (она – заместитель начальника финансово-экономического отдела областной ФСИН ) и имеет звание майора.

Вот и получается, что если сложить общий стаж работы семейства Гель в органах учреждений исправительной системы наказания, то получится цифра – 161.

Кроме Ольги и Романа, у Раисы Савовны есть еще одна внучка. И правнуки у нее имеются – их уже четверо.

…А верного друга и любящего мужа Петра уже нет рядом с нею. Похоронила она и маму, которая последние свои дни доживала в Краснотурьинске. Только и остались в городе дочка с мужем. Но Раиса Савовна продолжает жить полнокровной жизнью. Летом она – заядлый садовод-огородник, а все остальное время отдает работе в ветеранской организации.

Трудно в наше непростое время найти человека, в котором бы так удачно сочетались лучшие человеческие качества: умение сострадать, душевная чистота, добропорядочность, приветливость и веселый, добрый характер. Она удивительно сохранила женственность и мягкость, несмотря на все невзгоды и превратности судьбы.

…И нет конца у жизни праведной.

В веках не рвется ее нить.

И в Ваших внуках, Ваших правнуках

Вам – бесконечно жить и жить!

С какой-то неизбывной ласкою

Живете Вы среди людей,

Даря движенью ветеранскому

Всю теплоту души своей.

А впереди – просторы вешние,

И синь, и солнце, и цветы…

Здоровья Вам и счастья женского,

И вечной женской красоты!

Борис УГЛИЦКИХ,

бывший главный инженер ИК-3,

подполковник внутренней службы.

 

2349

Оставить сообщение:

НАШИ ПАРТНЕРЫ