icon_gotop
18+
autorisation
Войти | Регистрация
Рекламный баннер 990x90px top

Иная жизнь и счастья жребий

2013-12-06

История этой семьи – из разряда уникальных и фантастических, из разряда выигрыша в лотерее счастливого билета: бывает, случается, но не с тобой и даже не с соседями. Кажется, такой подарок судьбы, в принципе, не доступен. Немного грустная, но со счастливым хэппи-эндом история уходит своими корнями в махровые 90-е годы. Признаться, писать мне об этом и сложно, и просто одновременно – все это время я была безмолвным свидетелем происходящего – с Андреем и Юлей мы жили в соседних домах и учились в одной школе. С тех пор мы все повзрослели и стало доходить, что жизнь – это не вечный кайф, и скакать всю жизнь по ночным клубам, тусовкам, вечеринкам, постоянно «угарать» и «вмазываться» в подвалах, на чердаках не получится…

В юности мы все не идеальны. Многие в этом возрасте наломали немало дров. Просто кто-то имеет смелость открыто говорить об этом, а кто-то старается даже в памяти не возвращаться к прошлому. Суть не в этом. Важнее, чтобы прошло как у Пушкина: «Блажен, кто смолоду был молод, блажен, кто вовремя созрел».

 

Юля

Это было время подвалов – первые глотки «Жигулевского», «Рижского» и «Исетского» «Портера», «Стрельца» и «Патры»; первые затяжки «травкой». Дальше – больше.

– Когда в первый раз попробовала уколоться, честно признаюсь, мне не очень понравилось. Не знаю, какая сила толкала это делать снова и снова, раз за разом… Скорее всего, от безделья. Было много свободного времени, которое требовало заполнения. Это к разговору о том, что природа не выдерживает вакуума. Когда мы познакомились с Андреем, он уже кололся, я еще нет. Какое-то время я боролась с его пристрастием. Я ведь даже в Германию на ПМЖ уезжала, из-за Андрея же обратно и вернулась. Опять сошлись и опять разбежались. Без Бога мы никак не могли построить свои отношения. И вместе не могли, и врозь тоже.

Обманчивый мир наркомании плел свое нехитрое макраме, надежно и туго вплетая судьбы Андрея и Юли. Молодая женщина признается, что в общей сложности все длилось четырнадцать лет. Удивительно, но после стольких лет пребывания «на системе» Юля САМА выкарабкалась из этого ада.

– Я уже не надеялась, что мне кто-то или что-то сможет помочь. Встретилась с верующими людьми, которые стали молиться за меня, рассказывать о том, что сделал для нас Христос. А я в это время все равно продолжала колоться. В один поистине прекрасный день одна глубоко верующая девушка позвонила мне и сказала: «Слушай, я больше так не могу. Если ты сама не хочешь изменить свою жизнь, то я умываю руки». И мне так стало обидно и больно… Мне жить не хотелось. Я сама устала от такой жизни, родителей измучила. Мы с Андреем на тот момент уже года полтора были в официальном браке, я ему говорю: «Если мы не завяжем, нашу семью не спасти».

В этот момент Господь, богатый милосердием, еще раз тихонечко позвал Юлю по имени.

– Я закрылась в ванной и, как могла, своими словами, стала молить Бога: «Господи, если ты есть, дай мне новую жизнь, освободи меня. Я не хочу так больше жить. Я хочу жить по-другому».

Слезы горячими ручьями обжигали щеки, она растирала их ладонями, а те все лились, лились. Судорожные рыдания перехватывали горло…

– Утром я встала как обычно. Но до меня не сразу дошло, что мне не хочется курить. К вечеру я поймала себя на мысли, что я и колоться не хочу. И так продолжалось изо дня в день. И по сей день я не пью, не курю, не употребляю в своей речи матерные слова.

– И что – ни разу за эти четыре года тебе не хотелось этого сделать?!

– Ни разу. Серьезно. Бог дал такую свободу. Знаешь, будто достали из головы червяка, который постоянно зудил: «Давай. Давай. Давай иди – тебе надо». Я свободна от всех зависимостей. В Библии сказано, что Бог с искренним поступает искренне. Видно, в тот момент в моем сердце было такое покаяние… А ведь Бог видит наши сердца, и Он дал мне шанс.

В этом мире очень легко заблудиться. И если ты идешь не по направлению к церкви, то заблудишься обязательно.

– Юль, а почему тогда Бог нас не всегда слышит?

– Не всегда слышит, может быть, потому, что где-то грех в нашем сердце… Прежде чем обратиться к Нему, нужно искреннее покаяние. Порой мы просим не на добро, а Бог знает, что наша просьба может привести к каким-то дурным последствиям. Не всегда Он торопится ответить просто потому, что нужно время. Есть не отвеченные молитвы, то, о чем мы молим годами. А иногда, напротив, не успеваешь попросить о чем-то, только подумаешь, а Он уже благословляет. Мне очень жаль безвозвратно потерянной молодости, потому что старшая дочь практически выросла без меня. Меня мама лишала материнских прав, и мне потом пришлось через суд восстанавливать их.

Родители первое время относились с недоверием к нашему исправлению, присматривались. И это понятно – сколько раз мы им врали, сколько раз мы им обещали «завязать» с наркотиками. Сейчас они нам не нарадуются.

– Вина перед дочкой осталась?

– Бог освобождает от чувства вины. Без Него я, наверное, не смогла бы жить с таким грузом. Иной раз Полина (старшая дочь) начинает что-нибудь припоминать, на что я отвечаю, что Бог меня простил, и ты прости. Не скрою, у нее обида на меня осталась. Надеюсь, что когда-нибудь все равно простит.

Четырнадцать лет каждый день проходил одинаково – начинал, продолжался и заканчивался с одной мыслью: как бы уколоться. Она жила, как получалось, по инерции, без особой программы.

Настоящая жизнь тем временем шла своим чередом в какой-то параллельной плоскости. Люди просыпались по утрам. На скорую руку проглатывали завтрак, обжигаясь дымящимся кофе. Послушно тряслись в маршрутках, спеша на работу, и тысячный раз подряд делали то, что должны были делать. Вечером они забирали своих детей из садика, женщины в магазинах набивали сумки продуктами, на ходу продумывая меню семейного ужина. По утрам в выходные просыпались от запаха блинов, приготовленных кем-то из домочадцев. Обычные будни нормальных людей…

К слову, о свадьбе Андрея и Юли – ребята просто расписались в местном загсе и честно признаются, что этот день – для многих один из самых счастливых в жизни – вообще плохо помнят.

 

Андрей

Почему стал колоться Андрей, я догадывалась и раньше, но он не захотел выносить свою беду на весь город, не позволил рассказывать об этом. Одно скажу – парень со школьной скамьи на инвалидности – несчастный случай. Хотя в свое время серьезно занимался спортом. Вместе с теперь уже легендарным Женей Иванушкиным играл в одной команде. Потом в бокс ушел. Занимался у известного в городе тренера Юрия Николаевича Ермакова.

Пока мы с ним разговариваем, Юля уходит кормить малышку.

– Тогда еще мало кто употреблял наркотики внутривенно, но «травку» курить было модно. В 1993 году я впервые попробовал курить анашу. Годом позже получил травму. Траву доставали в основном через знакомых либо сами ездили на Медный к цыганам, там покупали. В ход шли не только деньги. Продавцы не гнушались ничем – ни видеокассетами, ни соленьями, ни вареньями – в ход шло все. На тот момент это считалось круто. Не попробовали этого разве что ботаны и увлекающиеся каким-то делом. Начиналось все так же с подвалов – кто-то пришел, угостил, попробовали…

Когда все его друзья подсели на внутривенные наркотики и стали предлагать Андрею, он держался до последнего. Но зерна, видимо, упали в благодатную почву… Не хотелось становиться, как теперь принято выражаться, аутсайдером.

– Когда я в первый раз попробовал уколоться, я понял, что алкоголь и все остальное – просто ерунда по сравнению с тем, что я испытал. Уже на следующий день я, как обычно, поехал на Медный и уже пошел не в тот дом, где продают анашу, а в тот, где продавали ханку. Я не умел еще сам готовить это. Нашел ребят, которые мне все сделали. Многие знакомые говорили, что если ты попробовал, мы тебя потеряем. Я отвечал, что всегда смогу остановиться, в любой момент смогу сказать «нет», что сейчас просто «балуюсь». Я считал себя сильным. И в первое время действительно так и было. В конце девятого класса, перед самыми экзаменами, мне стало вдруг плохо – озноб, страх, тошнота, головные боли. Меня отправили к врачу, та отпустила домой. Я еще и сам не понимал, что со мной происходит. Но вместо дома я пошел к ребятам, которые мне объяснили, что это первые симптомы зависимости, это и есть ломка. Дали мне шприц с дозой. Я укололся и полегчало. И опять появилось ощущение того, что ты супермен, ты можешь все, страх бесследно исчез. Потом я понял, что своей жизнью уже не руковожу. Наркотик мне диктует, что делать, когда можно своровать, когда – нет.

Молодая жизнь уходила, как дым в трубу. Были мысли о том, чтобы бросить, но своими силами никак не получалось. Однажды я признался маме, что стал наркозависимым. Хотя на тот момент родители об этом уже и сами догадывались, но у меня было столько отговорок, что они мне верили. Я успокаивал их тем, что это всего лишь травка, баловство и не более. Когда раскрыл все карты, это был, пожалуй, самый тяжелый момент. Ко всему прочему отец на тот момент не работал. Они где-то заняли деньги, положили меня на Попова, 8. Вышел оттуда с готовностью начать новую жизнь. Походил по городу. Жизнь показалась серой, скучной, монотонной. Гнал прочь от себя мысли употребить наркотик хотя бы один раз. Юля в то время жила в Германии. Я снова пошел к друзьям, решил один разок уколоться, а где один, там второй и третий, и понеслось все с новой силой. Потом должна была приехать Юля, я собрался с силами, но начал пить, чтобы соскочить с иглы, не чувствовать ломки. Родители тоже думали, мол, лучше уж пусть пьет. Я это время «перепил». Приехала Юля, мы около месяца не употребляли, но дикое желание уколоться оставалось всегда. В итоге мы вернулись к прежнему образу жизни и разошлись каждый своей дорогой. Снова долгое время кололись.

Казалось, дальнейший сценарий их жизни известен до зубовного скрежета.

Андрей встречал ребят, бросивших наркоту, Антона Мартемьянова  – руководителя краснотурьинского реабилитационного центра, которые рассказывали о таких центрах. Он отмахивался от них, как от назойливых мух, говорил, что ему ничего уже не поможет. В 2009 году они с Юлей снова встретились – вместе воровали, вместе употребляли наркотики. До тех пор, пока девушку не поймали на воровстве. Был суд. Ее приговорили к девяти месяцам лишения свободы. Месяца за два до освобождения жены Андрей снова обратился на Попова, 8. Потом употреблял наркотики, но уже реже – примерно раз в неделю. Остальное время глушил спиртным. Юлино освобождение ровным счетом ничего не изменило – то пиво, то усиленные поиски денег на наркотики. Дальнейшее читатель знает со слов женщины. Только у нее эти изменения произошли, а у Андрея – нет.

– Я ее зову пива попить, она не идет со мной. Я ухожу, возвращаюсь – скандал. Появляются деньги, я иду колоться, а она снова остается дома.

Все шло к развалу семьи. В какой-то момент Юлино терпение лопнуло. Она поставила мужу ультиматум: либо ты едешь в реабилитационный центр, либо двери в этот дом для тебя закрыты.

Еще неделю Андрей ходил-бродил, пил, кололся по всяким притонам, но все же сдался. Сам набрал номер Антона Мартемьянова: «Я готов поехать». Так он оказался в Ключевом, несколько месяцев пребывания в котором подарили ему новую жизнь.

За годы без наркотиков ребята обзавелись собственным гнездышком – двухкомнатной квартирой, сделали хороший евроремонт, купили новую мебель. В прошлом году у них родилась здоровенькая и улыбчивая дочка. Назвали Ульяной. Сейчас они все живут душа в душу, не расставаясь ни на миг. На прощание задаю ребятам крамольный вопрос: «Вы уверены в своих силах, в том, что наркотики не вернутся в вашу жизнь?». В ответ слышу: «В себе – нет, но с нами Бог, а с ним мы теперь уверены во всем».

В жизни есть время чудес. И когда твой жизненный поезд на предельной скорости мчится в тупик, вдруг происходит что-то необъяснимое по меркам человеческого рассудка, и железнодорожные стрелки переводятся на правильный путь. В этот самый момент как будто заводится новый часовой механизм. И ты живешь в новом измерении времени. Ты по-новому видишь, чувствуешь, ощущаешь жизнь. Ты наконец-то постигаешь истинную цену счастья жить...

 

P.S.: Давным-давно в старинном городе жил Мастер, окруженный учениками. Самый способный из них однажды задумался: «А есть ли вопрос, на который наш Мастер не смог бы дать ответа?». Он пошел на цветущий луг, поймал самую красивую бабочку и спрятал ее между ладонями. Бабочка цеплялась лапками за его руки, и ученику было щекотно. Улыбаясь, он подошел к Мастеру и спросил:

– Скажите, какая бабочка у меня в руках: живая или мертвая?

Он крепко держал бабочку в сомкнутых ладонях и был готов в любое мгновение сжать их ради своей истины.

Не глядя на руки ученика, Мастер ответил:

– Все в твоих руках.

Так и хочется добавить: с Божьей помощью…

                                                                              Марина Карпинская

1878

Оставить сообщение:

НАШИ ПАРТНЕРЫ