icon_gotop
18+
autorisation
Войти | Регистрация
Рекламный баннер 990x90px top

Мое первое белое платье

2014-04-16

Мы собирались в «красном уголке» два раза в неделю и репетировали часа два-три. Это были самые прекрасные мгновения, когда Рейнгольд, молодой, кудрявый, в гимнастерочке, подтянутой армейским ремнем (он только что демобилизовался), представал перед нами и, вскинув руки вверх, произносил: «Давайте-ка пройдем эту партию еще раз!». При этом лицо его, красивое – глаз не оторвать, одухотворялось и светлело.

А как он пел! Будто ангел, сошедший с неба. Многие приходил в хор только для того, чтобы услышать его бархатный тенор. А «Санта Лючия», тирольские песенки, которые он напевал, завораживали не только нас, они вызывали восторг у зрителей.

Особенно тщательно готовились мы к смотрам. Тут уж не было никаких поблажек, тексты и свои партии нужно было знать «назубок». Бывало, наш маэстро подойдет близко-близко, душа в пятки, прислушается, чего мы там выводим, кто-то фальшивую ноту дает, а кто вообще только рот открывает. Рейнгольд укоризненно головой мотнет – больше объяснять не надо, на следующей репетиции полный порядок.

А вообще у нас были прекрасные певцы – солисты: сестры Аля и Лиля Шмидт, отец и сын Калинины, Андрей Ковылов, он в спекании работал на дробилках. Так у него был такой голосище, грохот дробилок перекрывал. А как запоет: «Ленин всегда живой, Ленин всегда со мной!», так не только хор, весь зал подхватывал: «В горе, надежде и ра-а-а-дости…». Стены Дворца вздрагивали, а зрителей слезы прошибали. Могучий был хор.

На всех смотрах художественной самодеятельности, в фестивалях народного творчества, которые были очень популярными в 60-70 годы, хор глиноземщиков занимал призовые места, поощрялся высокой оценкой жюри областного и всесоюзного масштабов.

А платья у нас были пошиты из белого капрона. В то время красиво одеться было большой проблемой. И вот наше руководство нашло выход из положения. В цех поступала капроновая ткань для обмотки фильтров. Попробовали сшить из нее платья – чудесно получилось! Стоим на сцене, будто в белых, пышных облаках витаем, и поем гимн родной партии.

С уходом Рейнгольда на другое предприятие наши «белые облака» растаяли, хор постепенно начал распадаться. Не нашлось замены бывшему руководителю, который так бы любил свое дело и отдавал ему себя без остатка.

А платье из белого фильтровального капрона, обвенчавшее меня со сценой Дворца культуры, еще долго хранилось в шкафу, напоминая о том прекрасном времени.

Прошли годы, вот уже и глиноземный цех отмечает свое 70-летие, свой славный юбилей. И, конечно же, в эти праздничные дни все мы – бывшие участники хора глиноземного цеха отдаем дань памяти Рейнгольду Шлотгауэру, человеку, который любил жизнь, сцену и всех нас.

 

Людмила КОЛЕСОВА.

1059

Оставить сообщение:

НАШИ ПАРТНЕРЫ